, , :
  • Краснодар
    13° - 15°
  • Сочи
    17° - 19°
  • Адлер
    17° - 19°
USD ЦБ 65.1 EUR ЦБ 72.95

Случай на Кубе, или как специалист Кольской ГМК производство спас

НИА-Мурманск

sidorovМы продолжаем серию публикаций, посвященных 85-летнему юбилею «Норникеля». Герои наших материалов – ветераны предприятий металлургического гиганта страны, уникальные и самоотверженные люди, благодаря труду которых «Норникель» был и остается не только отечественным, но и мировым флагманом цветной металлургии.

Эту историю нам рассказал Владимир Валерьевич Сидоров, посвятивший всю свою трудовую жизнь металлургии, знающий процесс производства «от и до», прошедший трудовой путь от электролизника водных растворов до начальника хлорно-кобальтового цеха Никелевого завода.

Владимир Сидоров закончил Северо-Кавказский гороно-металлургический институт в 1975 году по специальности «инженер-металлург по автоматизации». По распределению приехал в Норильск. Первое место работы - хлорно-кобальтовый цех, должность - электролизник водных растворов.

«Всего в 1975 году в наш цех пришли 11 молодых специалистов, - вспоминает Владимир Валерьевич. И какие специалисты! 2 главных инженера комбината потом получились, 3 были директорами завода, начальниками цехов – 4, это те, двое из которых были на комбинате главными инженерами, они же директорами, плюс еще один директор, и я начальником цеха был, два замначальника цеха. Геннадий Чумаков уехал в Красноярск, стал госсоветником, генерал-майором, работал в Ростехнадзоре. Александр Николаевич Бурухин, Сергей Федорович Ершов – два главных инженера комбината, они же директора, первый – Медного, второй – Никелевого заводов. Они же были в своре время начальниками цеха электролиза никеля. Цюпко Виктор Владимирович стал директором Никелевого завода, был начальником хлорно-кобальтового цеха. Я стал его преемником в должности начальника цеха. Анатолий Ощепков и Геннадий Потанцев были заместителями начальников цехов по производству. Один у нас, другой - на «Надежде». Был начальником участка у нас в цеху, Геннадий Федосенко, выше его по хлору в нашей команде никого не было. Вот такая бригада появилась в цеху в тот год».

В Норильске Владимир Валерьевич 1,5 года отработал элетролизником водных растворов, затем был избран секретарем комсомольской организации завода, этой работе посвятил 5 лет. Потом снова вернулся в цех, но уже на гидрометаллургический участок: два года - аппаратчиком, и.о. мастера, сменным мастером, и.о. старшего мастера.

«Тут меня решили откомандировать на Кубу, продолжает рассказ Владимир Сидоров, - там я жил и работал три года, с февраля 1985. Приехал на строительство завода. Тогда руководителем группы был Альберт Борисович Воронов – первый директор Надеждинского завода. Тоже когда-то в хлорно-кобальтовом цехе работал. Я приехал, должен был работать в цехе регенерации аммиака. Но, руководство направило меня на должность советника начальника отдела нормализации, метрологии и контроля качества. Три года я там трудился, обучал людей, писал техдокументацию, стандарты предприятия, осваивал сложное оборудование для подготовки проб. Контролировал монтаж лаборатории, где готовились пробы.

Завод запустился. Пробы мы обеспечили. Помню, что дискуссия была целая по поду объективности наших проб. Пусковой период завода проводился под личным контролем руководителя Союзникеля Виктора Дмитриевича Мурашова, он же ранее был директором Североникеля в Мурманской области. Мы показали ему пробы, которые делаем, он изучил все придирчиво и подробно. Остался доволен.

В конце 40-х на Кубе был построен первый металлургический завод в городе Никаро. Он работал, потом был построен еще один завод в городе Моа, по интересной технологии автоклавного выщелачивания. Но, когда американцы ушли с Кубы, заводы стало некому обслуживать. Куба обратилась к СССР с просьбой отправить специалистов. Альберт Борисович Воронов в конце 50-х-начале 60-х там работал, был одним из специалистов. Тогда он автоклавную технологию у них и увидел. Минцветмет регулярно отправлял специалистов на Кубу для техпомощи. В конце 70-80-е гг. кубинцы решили расширить производство никеля. Построили еще один завод имени Че Гевары. Потом построили еще один. Эти два последних завода работали тоже по аммиачно-карбонатной технологии, как Никаро. Она самая дешевая и самая простая. Советские специалисты и строить кубинцам помогали, подготовить к запуску и запустить заводы».

Работали на Кубе металлурги со всего СССР, и конечно, из Кольской ГМК, тогда - Североникеля.

«На Кубе было много специластистов с Кольской компании. После Воронова руководителем нашей группы тоже стал бывший руководитель Североникеля Скороходов, - делится воспоминаниями Владимир Валерьевич. Советником начальника цеха выщелачивания и промывки был Сергей Ким - молодой парень с Кольской компании. На заводе стояли огромные сгустители - 50 м в диаметре. С ними нужно очень аккуратно работать, чтобы не посадить. Если граблины сгустителя засядут намертво – все, нужно выпускать сотни тонн пульпы на пол, внутрь загонять бульдозер и все это расчищать. Вымывать эти грабли, потом снова заполнять. Это огромная, тяжелая работа и гигантский простой. И такой случай произошел, посадили сгуститель. Остановился, ни назад, ни вперед не идут грабли. Все ходят унылые.

И тут Сергей Ким берет на себя ответственность: многократными короткими включениями вперед-назад он раздергал сгуститель и он пошел. Рабочий режим возобновился. Ответственность и риск высокие, короткие пусковые режимы для двигателя - опасная вещь. Но Сергей решился, и у него все получилось. Зрелище было невероятное. Талантливый специалист. Вернулся ли он потом на Кольскую, не знаю. Мой контракт закончился, а Сергей Ким еще оставался в то время на Кубе».

Затем Владимир Сидоров вернулся в Норильск. И продолжил работу на родном предприятии. В общей сложности он отдал металлургии 36 лет жизни и, безусловно, навсегда остался верен любимому делу.

И по сей день, уверен ветеран «Норникеля», – промышленный гигант с множеством предприятий в разных частях страны – единый мощный организм, мозг и кровь которого – его уникальные и высокопрофессиональные кадры.

«Мое глубокое убеждение – Норильский        комбинат в неоплатном долгу перед Североникелем, Кольской ГМК, за тех эвакуированных специалистов, которые в 1941 году прибыли в Норильск, - говорит Владимир Сидоров. Имена можно перечислять долго, специалисты по кобальту: Алексей Борисович Логинов, Владимир Алексеевич Дарьяльский, Константин Николаевич Бродницкий. И других отраслей металлургии: Владимир Ваганович Терпогосов, Иван Симонович Береснев, Фёдор Трифонович Кириенко, Иван Степанович Иевлев, Александр Константинович Родичев и многие другие. Благодаря помощи специалистов из Мончегорска Никелевый завод в Норильске получил свою мощь и дальнейшее движение вперед».

Фото: из личного архива Владимира Сидорова

МЫ В СОЦ СЕТЯХ: 
На "Адмирале Кузнецове" - второй погибший

Интервью
Андрей Чибис попросил не поднимать панику из-за коронавируса
Новостные ленты пестрят сообщениями о новом заболевании COVID-19, вызываемом коронавирусом SARS-CoV-2. Число заболевших и умерших растёт с каждым днем, инфицированные выявляются во всё новых и новых странах.