KamkinИгорь Ростиславович Камкин, заместитель директора Горно-металлургической дирекции по развитию сырьевой базы «Кольской горно-металлургической компании», «отец строительства» рудника «Северный-глубокий» в интервью "НИА-Мурманск":

К середине 90-х годов прошлого века на комбинате «Печенганикель» сложилась крайне негативная ситуация.

В это время на комбинате «Печенганикель» в горном производстве работали три рудника: «Центральный» - открытых работ, «Северный» и «Каула-Котсельваара» - подземные работы. На всех рудниках были достаточно большие промышленные запасы руды. Основным рудником по объемам добычи руды был  рудник «Центральный», производительностью 6 млн.тн. в год. Имея большие запасы балансовых руд, ситуация на нём с каждым годом становилась все сложнее. Дело в том, что по своим параметрам он стал уже глубоким, и с каждым годом глубина увеличивалась, транспортные артерии становились длиннее. Необходимо было делать огромные объемы вскрышных работ, а в бюджете комбината не было достаточно средств для этого. И все понимали, что в ближайшие годы этот рудник станет нерентабельным. Расчеты показывали, что это произойдет в 2003-2004 годах.

Рудник «Северный», хотя он и в этой ситуации оставался рентабельным, не мог погасить все убытки от работы «Центрального», так как объемы «Северного» в разы были меньше. Рудник «Каула-Котсельваара»  работал практически с минимальной рентабельностью, и его проблемы тоже нужно было решать. Встал вопрос о том, что если не предпринять каких-то экстрокардинальных мер, то комбинат необходимо будет останавливать, а затем закрывать. А так как комбинат является градообразующим, то сразу же возникала проблема, что делать с поселком Никель и городом Заполярный. Других производств не было, кто будет содержать их, что делать с населением Печенгского района Мурманской области?  В то время в районе проживало около 50 тысяч человек, вместе с военными. На комбинате работало около 6 тысяч человек.    Проблемой занимались все: губернатор, руководство «Норильского никеля», но решений не было.

Руководством комбината было принято решение разработать конкретные меры по снижению по каждому цеху затрат на производство при увеличении объемов производства и качества выпускаемой продукции со снижением численности персонала. Такая задача у персонала комбината и в городе вызывала много негативных эмоций. В то же время руководители всех основных цехов комбината её поддержали, и объяснили своему персоналу, что эти необходимые меры позволят обеспечить работу цехов, чтобы дать горному производству шанс сохранить объемы и всему комбинату увереннее работать. Но руководство рудников, специалисты горного управления и ведущие специалисты технического управления понимали, что все эти меры только временная передышка, а вопрос нужно решать кардинально. У меня в кабинете собрались ведущие специалисты и все высказались о своём видении, что же делать по большому счету, чтобы коренным образом изменить ситуацию. Все понимали, что можно все решить только вводом  в эксплуатацию новых мощностей на основе запасов имеющихся на балансе двух рудников – «Центральный» и «Северный», и что это должен быть новый подземный рудник.     

После всех обсуждений приняли решение неделю думать, а затем собраться с начальниками рудников и еще раз обсудить какой это должен быть рудник. Все предложения решили передавать начальнику техотдела. А он должен был подготовить краткую записку на имя генерального директора Игоря Александровича Блатова и после обсуждения этой записки на совещании у меня, идти к нему. Через неделю все обсудили и попросили у директора время, чтобы ему все рассказать. Он удивился, что таких заданий никому не давал, но вечером пригласил нас к себе.  Он нас выслушал, задумался и сказал:

«Я не знаю, что из этого получится, так как денег на видимо большие капитальные вложения у нас с вами нет. Работайте. Я должен быть вкурсе всего.  Ответственность, без приказа, на Камкине, он мне будет докладывать, а если нужно, будет приглашать и других. Последовательность работ по решению этой задачи, распишите и дайте мне. Свободны».

Уйдя от директора,  мы еще разобсудили все ближайшие дела.  Пригласили к нам из Санкт-Петербурга специалистов института «Гипроникель». С ними обсудили параметры будущего рудника, способ подземной добычи, основное оборудование и попросили быстро сделать  предварительный расчет, чтобы понять, что из этого может получиться.   Одновременно начальникам рудников дали задание в кратчайшие сроки разработать дополнительные меры по увеличению объемов добычи руды и по улучшению её качества.Все специалисты горного и геологического управлений были задействованы на решение этих задач, а с каждого из них требовалось дать свои предложения. Благодаря этим мерам, а это: селективная выдача богатой руды из рудников; шихтовка руды под землей и на поверхностных складах; ручная отборка богатой руды на старых отвалах; отработка на руднике «Каула-Котсельваара» старых горных выработок, заложенных ранее бедной рудой по кондициям 40-х годов, а в настоящее время, представляющее кондиционную руду, позволило повысить содержание никеля в подаваемой руде и в получаемом концентрате.

Большие работы были сделаны и на руднике «Центральный». Был изменен проект на доработку карьеров «Центральный» и «Восточный»,  увеличена глубина отработки их с постановкой на предельный угол бортов карьера, что позволило сохранить объемы добычи богатых руд с уменьшением объёмов вскрыши.

Специалистами технического, горного и геологического управлений  самостоятельно был разработан проект на начало проходки на западном участке будущего рудника. Мы понимали, что наши решения самые оптимальные и наш проект войдет составной частью в проект «Гипроникеля» если решение будет принято.

Пока шли все обсуждения, совещания, руководством было предложено, что надо находить партнера желательно зарубежного, который бы решил вложить часть денег в совместное строительство, а затем и будущую эксплуатацию. Мы предложили финскую компанию «Оутокумпу»: они заинтересовались, стали с нами сотрудничать, обговаривать параметры рудника, качество получаемых концентратов на ОФ и многие другие вопросы. Они хорошо знали наш комбинат, так как проводили реконструкцию обогатительной фабрики. Но случился дефолт и финны на следующий же день исчезли. И мы остались одни.

В это же время мы на комбинате «Печенганикель» сами пришли к выводу, что рудник на 4 млн. тонн руды в год  имеет довольно низкие экономические показатели, длительный срок окупаемости кап. вложений и мы сделали предложение проект переделывать на 6 млн.тн. руды в год, что сразу повышает его эффективность, практически не увеличивая кап.затраты. Приняли решение о начале подготовки строительной площадки в карьере за счет текущей вскрыши и начале проходки подготовительных выработок на горизонте -320м рудника «Северный». Все эти решения принимались обдуманно, вся группа специалистов это поддержала и я лично очень благодарен начальникам рудников «Центральный» - Виктору Маврину, рудника «Северный» - Владимиру Кузнецову, что они тоже это решение поддержали и все делали, чтобы оно выполнялось.

Мы все надеялись на будущее, что оно должно быть лучше, чем то, через что мы прошли. В городе «Заполярный»  уже все знали, что группа специалистов работает, что будет построен новый рудник и комбинат не закроют. Это придавало нам силы. В конце концов, все расчеты вдоль и поперек были сделаны, все специалисты которые как-то причастны к этой проблеме их проверили,  и мы ждали решения на открытие финансирования и начало работ.

В июле 2001 года в Мончегорске в офисе Кольской ГМК состоялось совещание.  Вопросов было мало, но всех интересовало, что мы можем сделать в этом году? Я ответил: «Дайте деньги, чтобы мы купили самоходное оборудование, дайте команду «Гипроникелю», чтобы выдали весь проект рудника, а работу мы начнем хоть завтра. Забой на вскрывающей штольне уже забурен, люди ждут!» Здесь же был написан и подписан протокол, о начале строительства рудника «Северный-Глубокий». В протоколе были даны указания "Гипроникелю" наш проект включить в состав общего проекта, зам гендиректора по финансам НорНикеля  Дмитрию Зеленину срочно выделить 10 млн. рублей на закупку оборудования по списку Кольской ГМК.

Это было историческое совещание и глобальное решение для Кольской ГМК, Мурманской области и Печенгского района и конечно коллектива комбината «Печенганикель»

На следующий же день был произведен взрыв в карьере забоя западной штольни рудника «Северный-Глубокий».

А дальше началась будничная, привычная для горняков и строителей очень напряженная работа. Уже в 2004 году был введен в эксплуатацию 1-й пусковой комплекс в составе: западный участок рудника, вентиляторная, компрессорная, западный вентиляционный ствол.

В 2007 году введен  2-й пусковой комплекс в составе скипового ствола с галереей выдачи руды на поверхностный склад, склад руды. Под землей откаточный горизонт – 320м с рудоспусками и опрокидом для разгрузки вагонеток. А в 2011 году рудник вышел на проектную мощность. Это было уже реальное исполнение того, ради чего все предыдущие годы делали то, во что многие не верили и считали нереальным.

Видимо за все это в 2007 году мне было присвоено звание Почетного Гражданина города Заполярный.

Без строительства рудника «Северный-Глубокий» и его ввода в эксплуатацию вообще говорить о работе комбината «Печенганикель» было бы сейчас невозможно.

На период до ввода в эксплуатацию первых очередей рудника «Северный-Глубокий»,  за счет разработанных мер было сохранено количество никеля в добываемой руде  и снижение затрат на всех переделах комбината. С вводом рудника в эксплуатацию объемыи производство металлов были увеличены и эти объёмы сохраняются в настоящее время, что позволило Кольской компании уверенно себя чувствовать.      

Работы на руднике «Центральный» до сих пор полностью не прекращены. Сейчас это подразделение вошло в состав рудника «Северный-Глубокий» в качестве участка горных работ «Карьер Южный». 

Назад